was successfully added to your cart.

Ноэтические заметки на полях Газпрома

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Пуха Марина
Руководитель Мастерской Ноэтического коучинга,
соучредитель Института Спиральной Динамики (http://www.spiraldynamics.ru)

«Системы, служащие выполнению своих целей, являются функциональными, а, значит, и эффективными»
И. Адизес

Миссия ОАО «Газпром» — эффективное и бесперебойное газоснабжение потребителей

Газпром – сколько для русского сердца в этом слове! Самая крупная, знаменитая, богатая, а, значит, и успешная корпорация России… Именно так, я предполагаю, для большинства выглядит мим Газпрома.

Что сейчас происходит с этой компанией? Как выполняет она взятую на себя  и декларируемую ею миссию?

Корпорации как система – продукт капитализма, т.е. принадлежат к «оранжевому» (в терминах Спиральной Динамики) уровню, где ценностями являются процветание, успех как то место назначения, к которому должна развиваться корпорация. Именно на оранжевом уровне наиболее проявлена персонализация бизнеса в социуме, мы знаем много громких имен руководителей корпораций  как в России, так и в мире, в отличие от синего «абсолютистского» уровня, где известны только монархи, руководители государств как персонифицированные субъекты системы.

Корпорации чувствуют себя частью некоего единого природного целого, из которого можно безгранично черпать природные ресурсы ввиду безграничности этого целого, система наращивает свой эгоизм, пожирая ресурсы и работая сама на себя.

Но внутри системы уже нарастает нестабильность. Из чего это видно? В государстве (и в корпорациях как субъекте системы капитализма) выстраивается жесткая властная вертикаль, т.е. вырастает и усиливается  схема «центр-периферия» (одна из стадий развития, термины Ноэтической Динамики), где в центр стягиваются все лучшие ресурсы, а на периферии остается не столь привлекательное с точки зрения ресурсности. Это естественный путь развития, но пройти его можно по-разному, понимая и управляя процессом, или через неуправляемый хаос. Как эти тенденции отражены в Газпроме?


Я не претендую на глобальный анализ всех тенденций во всем Газпроме, но попробую поделиться своими мыслями о той части, которую знаю на личном опыте – о газотранспортной системе этого гиганта.

В последние 1,5-2 года в организациях, занимающихся транспортировкой газа, также выстраивается  сильная вертикаль, денежные средства компаний аккумулируются в одном банке, информация о денежных потоках передается в режиме on-line в вышестоящие организации, существует жесткая централизация, «сильная рука» Москвы. Казалось бы, это и хорошо, порядок, контроль. Но как это соотносится с самой природой корпорации? Для каких целей это служит? Какими методами достигается? К каким результатам приводит?

Выше уже упоминалось, что по природе своей корпорации – «оранжевы», и для успешного развития должны следовать оранжевым законам.

Что находится в основе  выстраиваемой вертикали корпорации? Знания, опыт, профессионализм, поощрение и выдвижение лучших, что и приводит к успеху на оранжевом уровне? Увы, «синее» давление должностных лиц, «пурпурные»  связи, где у власти только «свои» (для любопытных – поинтересуйтесь именами руководителей ряда этих организаций; вы увидите фамилии очень известных людей, нет, не их самих, а детей, конечно). Именно так и происходит подбор кадров; что у нас там с функциональностью?..

Все деньги в одних руках – так это же хорошо, скажете вы. А как это происходит, вы знаете?

В нашем государстве принят ряд очень неплохих законов (да-да, это серьезно!). Один из них – «О защите конкуренции», направленный на то, чтобы монополисты получали финансовые услуги через конкурсы. Как же получилось, что практически все газотранспортные компании России с недавних пор обслуживаются в одном и том же банке, одних и тех же страховых и лизинговых  компаниях? Скажете, они самые конкурентоспособные? Как бы не так, смею вас уверить… Что мы видим? «Синяя» вертикаль вступает в противоречие с «оранжевыми» законами, ее синее стремление к централизации любой ценой поддерживает неконкурентные предложения и тормозит свободную, честную конкуренцию, когда выигрывает лучший, а не «свой».

В разных регионах России совершенно разные условия, и для некоторых компаний введение такого жесткого управления является благом. Но для всех ли? Ведь какие-то компании гораздо более «продвинуты» в сфере управления, учета, технологий, чем то, что им категорически навязывают. У «синих» правда одна (и конечно, это только их «правда»), а у «оранжевых» уже есть понимание, что существуют множественные стратегии для достижения эффективности. То есть с эффективностью тоже проблемы.

В процессе выстраивания вертикали управления создается такая структура власти, которая требует все большего количества офисных сотрудников, а не тех, кто непосредственно занят производственной деятельностью, связанной с собственно транспортировкой газа. Откуда взять средства на содержание всех этих «надстроек», ведь они-то ничего не производят? Конечно, от тех организаций, которые и транспортируют газ; а это значит, что у сотрудников, занятых производством, очень низкие зарплаты, соответственно, и квалификация невысокая (кто за такие деньги работать-то будет?), средств на реконструкцию и техническое перевооружение практически не остается (а ведь некоторым газопроводам уже по 40 лет!).

Последние 10 лет наблюдается устойчивая тенденция увеличения аварийности на трубопроводах на 7-9% в год, о чем свидетельствуют ежегодные Государственные доклады «О состоянии окружающей природной среды и промышленной опасности Российской Федерации».

Доминирующей причиной аварий на действующих газопроводах России является коррозия. За период с 1991 г. по 2000 г. из общего числа аварий по причине стресс-коррозии было 22,5%. В 2001 г. на ее долю приходилось уже 37,4% от всех аварий.

Основные фонды трубопроводного транспорта, как и вся техносфера стареют, магистрали деградируют с всевозрастающей скоростью. Неизбежно приближаются кризисные  явления. Износ основных фондов газотранспортной системы ОАО «Газпром» составляет около 65%.

В настоящее время внутритрубное обследование проведено в отношении магистральных нефтепроводов, а также 65 тыс. км газопроводов из 153 тыс. км общей протяженности. При этом ремонтируется только около 1,5% опасных дефектов от общего количества обнаруженных. При таких тенденциях неизбежен рост аварий на газопроводах.

Что там у нас с лозунгом «бесперебойное газоснабжение»?

Строительство газопроводов серьезно влияет на экологию. В настоящее время нарастает напряжение, связанное со строительством Североевропейского газопровода, который может причинить ущерб экологии Балтийского моря. По замыслу, Североевропейский газопровод планируется провести по дну Балтийского моря. Он соединит балтийское побережье России под Выборгом с балтийским берегом Германии в районе Грайфсвальда. Протяженность его морской части составляет 1200 км. Он должен обеспечивать прямые поставки российского газа в Европу. Газопровод планируется ввести в эксплуатацию в 2010 году. Соглашения о строительстве уже были подписаны с немецкими партнерами. Между тем, проект находится на грани срыва. По мнению экологов, газопровод нанесет серьезный ущерб экосистеме и окружающей среде Балтийского моря.

Степень и реальные последствия критического износа основных фондов потенциально экологически опасных отраслей российской экономики хорошо иллюстрируют данные приведенные в Рекомендациях парламентских слушаний на тему: «Об экологических проблемах, связанных со строительством и эксплуатацией магистральных нефте- и газопроводов». На начало 2000 г. общая протяженность магистральных трубопроводов углеводородного сырья и топлива составила 207 тыс. км. При этом 30% газопроводов и 46% нефтепроводов эксплуатируются более 20 лет, а 5% газопроводов и 25% нефтепроводов — более 30 (усредненный плановой срок службы — 20 лет).

В среднем за год на каждые 3000 км магистрального трубопровода происходит одна авария. На промысловых трубопроводах, износ которых достигает 80%, происходит 1,5-2 разрыва на км в год.
В экстремальных условиях хозяйствования предприятия резко сокращают расходы на охрану окружающей среды или прямо пренебрегают природоохранными требованиями в пользу производственно-технологических нужд.

В сегодняшней ситуации при такой политике корпорации может расти ее эффективность (рост объемов продаж) и продуктивность (единица прибыльности), но только краткосрочная, долгосрочные же показатели будут падать.

В корпорации тон задает административный, а не линейный персонал (и поверьте, тон этот безапелляционный), акционеры компаний заботятся только о прибыли, а не об эффективности и безаварийности.

По сути, уже создается порядок ради порядка, форма (дисциплина) давно перевесила функцию (гибкость). Из методологии менеджмента И. Адизеса известно, что развитие формы имеет сокращающуюся предельную полезность. Тем не менее, она развивается, т.к. она питает саму себя. Развивается форма, которая подразумевает наличие правил для максимизации контроля и предсказуемости поведения. Цель такой формы – минимизация отклонений от нормы, но т.к. невозможно контролировать абсолютно все, то всегда существуют какие-то отклонения, и корпорация вводит все новые и новые меры контроля для их устранения. И так до бесконечности… Как пишет о таких ситуациях И. Адизесвпереди аплодисменты Кафки.

Из бихевиоральной психологии известно, что стимулирование поведения А происходит через его вознаграждение. Вы не можете рассчитывать добиться поведения А, если стимулируете поведение Б. Это я про то, что система стимулирует послушание, точно в срок сданные отчеты и т.п. А где же здесь то, ради чего существует корпорация?

Миссия, структура власти, системы стимулирования информационных потоков обслуживают взаимоисключающие цели.

Известно, что когда форма укрепилась, то страдает гибкость, а т.к. внешняя среда бизнеса изменчива, особенно сейчас, то такое снижение гибкости неизбежно приводит к снижению функциональности.

Форма успешно развивается в корпорации потому, что эмоционально и психологически гораздо проще навязать форму, чем осуществлять функцию. Форма требует лишь повторения ритуалов, а это не нуждается в творческой энергии.

Исполнение функции же требует адаптации к изменяющейся реальности; изменение порождает неопределенность, неопределенность порождает беспокойство и требует энергии; очень трудно и утомительно учиться чему-то новому, а для навязывания уже существующего, повторяя «Нельзя. Нельзя. Нельзя», требуется только упорство. Форма проста и не требует размышлений – просто повторяй то, что тебе спущено сверху.

Бюрократизация корпорации приводит и будет приводить к тому, что произойдет  дальнейшее усиление контроля. В этой ситуации у функции существует только один выход – уйти в подполье — назло форме. Поэтому очень многие директора газотранспортных компаний оказались заложниками системы: те, кто не поднимают волн, держат рты закрытыми и не нарушают статус-кво, продвигаются, те, кто возражают, имеют свое мнение и пытаются что-то изменить, отторгаются системой; т.е. система управляет топ-менеджерами и своей собственной деятельностью.

От руководителей компаний требуют результата, но отбирают полномочия. Те, кто имеют реальную власть  (администрация вышестоящих «надстроек»), не отягощены ответственностью, а те, кто несут бремя ответственности (линейный персонал, включая и руководителей газотранспортных компаний), не имеют полномочий. Такие полномочия без ответственности и наоборот делают отношения подотчетности неопределенными.

Когда компания лишается полномочий, то, как считает Адизес, она оказывается в списке тяжело больных, умирающих. Вместо удовлетворения потребителей система начинает зарабатывать деньги с помощью интерпретации результатов финансово-хозяйственной деятельности, поскольку прибыль, а не сбыт становится главным.

Следующим этапом развития такой компании является распад. Чтобы сохранить себя, система требует все больше энергии для сохранения внутренней связанности. Это проявляется в том, что топ-менеджмент компаний будет все больше стараться защитить себя от возможных неприятностей и запасать деньги, ресурсы,  все, что могут. Они сокращают инвестиции в будущее компаний, наступает время дойки, в результате сдирается не только жир, но и мясо. В результате компания лишается того, что необходимо для ее дальнейшего существования. В таких компаниях основные силы менеджеров уходят на политические игры.

Навязывание корпорацией своих «правил игры» только с позиций силы (красный спиральный уровень) в настоящее время уже приводит к осложнению ее положения на международном рынке: достаточно упомянуть конфликты с Украиной, трения с о странами Западной Европы по вопросам транспортировки газа, сложности со строительством газопровода «Набукко».

Любая корпорация – это Комплексная Адаптивная Система (КАС), у которой существуют общие для таких систем принципы и свойства.

Нарушение каких-либо из них делают систему неадаптивной и ослабляют ее.

Один из принципов КАС – система ищет баланса с окружающей средой: социумом, экономикой, природной средой. Как мы уже видели выше, баланса с природой и экономикой у корпорации уже нет, нарушаются «оранжевые» законы, идет бесконтрольное вычерпывание ресурсов, навязывание «корпоративных» структур, система теряет связи с реальностью.

Любая корпорация имеет сложный, комплексный характер движения, где нет одинаковых движений; но в таком сложном движении и координируются все когерентные, более простые движения.

Сейчас же происходит навязывание системе такого упрощенного, когерентного движения (ать-два, все в одну сторону! Шаг влево — шаг вправо – сами знаете, что дальше). Понятно, что в иерархической системе приветствуется поведение только определенного типа, т.к.  этим очень просто управлять. Но, господа, есть закон для систем: если движение из комплексного становится когерентным, упрощается, то следующий этап – хаотическое движение.

Чтобы выжить и развиваться, система должна усложняться, сохранять движения, свойственные каждому элементу системы, и координировать движения системы на комплексном уровне.

Для выживания любой системе нужна трансформация и прохождение в ее процессе через управляемый хаос, это тоже закон развития систем.

Для успешной трансформации система нуждается в дальнейшей поляризации центра и периферии, тогда будет осуществлен переход на следующую стадию развития. Но успешный переход возможен в том случае, если системой  управляет такой топ-менеджмент (являющийся Самоидентификацией системы, ее субъектом), который был бы сильным и понимающим происходящее организующим началом.

Мне видится два варианта развития событий:

Если в государстве (и в корпорациях, как основных элементах капиталистической системы) будет уменьшаться системный эгоизм, а это выражается в политике протекционизма (например, то, как государство пытается поддержать отечественный автопром), то система не будет усиливать свою поляризацию и опять вернется (на какое-то время)  в состояние «части-целое», тогда возможен новый виток наращивания эгоизма системы, вычерпывания отнюдь не бесконечных природных ресурсов, нового выстраивания вертикали «центр-периферия» и т.д. В варианте Газпрома это так и происходит, т.к. в этой корпорации задействован практически безграничный административный ресурс. Но каждый раз это будет происходить все более драматично, все с большим напряжением, в том числе и социальным,  и потерями.

При втором варианте развития событий и дальше будет возрастать поляризация системы, будет возможен переход на следующую стадию развития, когда усилится привлекательность какой-то иной цели, появится новый аттрактор для системы, и в системе сформируется новая Самоидентификация, новый субъект, который и будет решать задачи по-новому.

В конечном итоге в системе это все равно произойдет, кризис корпораций в их сегодняшнем виде предопределен, что и демонстрирует все происходящее сейчас в мире.

Чтобы система не разрушилась, ее элементы должны перестать получать вознаграждение, не выполняя свои непосредственные функции. А для того, чтобы кризис системы не перешел в действительно глобальный, необходимо простимулировать этот кризис в сознании субъектов системы, ее Самоидентификаций, изменяя их сознание. Именно это и станет организующей силой в мире.

При умелом и  знающем менеджменте переход от одного уровня к другому может быть осуществлен грамотно и управляемо, с минимальными потерями и пониманием социальной ответственности бизнеса перед обществом, только вот на сегодняшний день в системе налицо кризис в самом субъекте, в самой ее «голове»-Самоидентификации. Именно поэтому система, в частности, Газпром, вместо понимания происходящего и адекватного управления процессом, делает все то, о чем рассказано выше.

Ключевые категории, использованные в статье:

Ноэтическая Динамика — новая междисциплинарная интегративная модель, разрабатывает методы развития и био-психо-социальной интеграции человека, его сознательной, проактивной эволюции. Она определяет, как сознание развивается через уровни существования человека, как организуются множественные разумности человека в единую комплексную адаптивную систему. Ноэтическая Динамика задействует в своей модели потоки сознания, эмоций, телесные метафоры, открывает скрытые коды восприятия, мышления и поведения, а также коды, влияющие на глобальные процессы, социальные и организационные изменения.

Мимы (memes) («Вирус ума», аналог гена) — информационные единицы, подобные вирусам, которые переходят от человека к человеку, «заражая» их, вызывая эмоциональное реагирование, включают интерес к ним. Примеры мимов — образы, формы поведения, религиозные убеждения, мода, любая система знаний.

Спиральная Динамика – авторы К. Грейвз, К. Кован, Д. Бэк. Эмерджентная циклическая спиральная био-психо-социальная модель развития взрослых систем. Она описывает этапы  развития, присущие всем системам – человеку, компании, государству и т.д.  Внешние условия постоянно взаимодействуют с внутренними способностями, возникающая при этом взаимодействии позиция определяет уровень существования. Появление нового уровня – это результат адаптации к изменяющимся условиям, как внутренним, так и внешним. Любой уровень существования характеризуется своей системой ценностей, являющейся «контейнером» определенного способа мышления.  Для удобства каждому уровню присвоен свой цвет (пурпурный, красный, синий, оранжевый и т.д.)

Самоидентификация. Теория Самоидентификации разработана Международной Лабораторией Умных Психотехнологий (США, Калифорния) в результате  взаимодействия с А.Янгом, создателем Теории Процесса, Т. Мак-Кенной, исследователем эволюции сознания, Р. Бендлером, создателем NLP и DHE, и др.

Эта модель раскрывает механизм развития человеческого Я (Self), появления новых Самоидентификаций, которые координируют динамику внешних и внутренних процессов человека, создают устойчивость в изменяющихся условиях человеческого существования.

Каждая живая система имеет свою Самоидентификацию. Каждый уровень нашего существования тоже является своей идентификацией.

Методология менеджмента И.Адизеса. И Адизес — создатель методологии менеджмента, которая рассматривает организацию как живой организм, имеющий свой жизненный цикл, стадии которого проявляются по мере роста и старения в предсказуемых и повторяющихся шаблонах поведения.

Комплексная  Адаптивная Система (КАС). Авторы — Д. Холланд и лауреат Нобелевской премии по физике М. Гел-Манн. КАС – это любая живая система, обладающая рядом принципов  (самоорганизация, нелинейные отношения между элементами системы, коммуникация, кооперация, самообучение, перевод хаоса в порядок и др.). Теория КАС видит человеческое поведение, индивидуальное и коллективное сознание как сложные системы разного уровня, каждая из которых имеет внутри себя определенный набор элементов. От взаимодействия этих элементов зависит вся динамика системы, ее внутреннее состояние, характер общения с себе подобными системами, и степень адаптированности к внешней среде. Чем сложнее и глубже связи элементов системы между собой, тем лучше она адаптирована к внешнему миру.

Подробнее о терминах и дисскурсах, используемых в статье, вы можете прочитать на сайте http://www.noetic.ru/

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.