0

Каждый раз, рассказывая о спиральной динамике, приходится объяснять, что это не «еще одна классификация типов личности», коих известно уже немало. Как говорится в известном студенческом анекдоте, столько раз объяснял, что уже и сам понял. В чем же, собственно, разница?

Любая классификация — это такая система множеств, когда любой элемент входит в только одно множество, и при этом не остается элементов, не входящих ни в какие множества (математическим языком это называется разбиение). Такова, например, таблица Менделеева — любой атом относится к какой-то клеточке (означающей элемент), и всегда только к одной клеточке. Атом не может быть одновременно кислородом и железом. Такова же классификация живых существ по видам, родам и классам. Если данная особь является кошкой, то она не может одновременно быть ни мышкой, ни собакой. Если же мы нашли особь, которую ни к одному из видов отнести нельзя, то мы торжествующе объявляем об открытии нового вида. Таковы классификации, как говорится, по определению. В мире людей такова классификация на мужчин и женщин (если она кажется вам неполной, добавьте классы гермафродитов, трансвеститов, транссексуалов и, если пожелаете, евнухов, и вы получите законченную классификацию).

Классификация может базироваться на объективных признаках (пол, рост, цвет глаз), а может на субъективных. Классификация, известная под именем соционики (на Западе она известна под именем системы Майерс-Бриггс), разбивает людей на 16 классов по данным неких более-менее субъективных тестов — у разных исследователей могут получиться разные результаты из-за квантового эффекта влияния наблюдателя на наблюдаемый объект. Но, тем не менее, каждый человек попадет в один из 16 классов. Знатоки соционики могут возразить, что есть и промежуточные состояния. Хорошо, давайте введем промежуточные классы, и тогда уж точно получится то, что называется словом «классификация». Человек может быть интравертом, экстравертом или промежуточным типом, но четвертого не дано — независимо от того, считаем ли мы такую классификацию основанной на объективных или на субъективных параметрах, т.е. отражающей некие объективно существующие реалии или только наше восприятие. (Кстати, существуют аналогичные соционике системы, построенные не на диалектических, а на триалектических противоречиях, что дает 34 = 81 вариант вместо 24 = 16. Это является хорошим примером условности всех моделей, в частности, всех классификаций.)

Итак, мы разобрались с классификациями. Принципиально не таковы цМемы, которые я предпочитаю называть парадигмами мышления. В каждом из нас все они присутствуют одновременно — а значит, нельзя считать это классификацией. Нельзя разделить людей на бегунов, пловцов и велосипедистов — мы все худо-бедно умеем это делать, хотя среди нас выделяются те, кто умеет что-то делать лучше других, и каждый из нас умеет что-то лучше, а что-то хуже. Наконец, среди нас есть те, кто принципиально не умеет делать что-то (например, плавать).

Парадигмы мышления — это не классы, а свойства (впрочем, с математической точки зрения принадлежность к классу — это частный случай свойства). А разные свойства могут быть присущими объекту одновременно. При этом одни свойства могут быть выражены ярче, сильнее других, а другие совсем слабо, могут почти отсутствовать. Это касается и прошлых свойств, впоследствии ослабших, и будущих, еще не проявленных.

С этой точки зрения становится понятным тезис о том, что парадигмы мышления не бывают лучшими или худшими, а лишь более адекватными или менее адекватными окружающему миру (К.Грейвз говорил о двух спиралях — развития мышления и условий жизни; К.Уилбер ввел понятие четырех квадрантов). Фиолетовый дикарь неадекватен в современном городе, зато в родном лесу он куда адекватнее оранжевого городского жителя (вспомним хотя бы «Аватар»). И если вас, паче чаяния, грабит красный хулиган в темной подворотне, не имеет смысла обращаться к нему с синей морализаторской проповедью, вступать с ним в оранжевые переговоры или призывать к зеленой любви.

Почему же тогда, часто спрашивают меня, мы считаем одни парадигмы выше других? Ответ на этот вопрос дает время. Человек как индивид и человечество в целом — антиэнтропийные системы, и потому их развитие проходит от более простых свойств, состояний и систем — к более сложным (разумеется, усредняя, ибо возможны локальные откаты и упрощения, включая победу энтропии над отдельным индивидом, именуемую смертью, а также разрушение целых цивилизаций). Парадигмы мышления выстроены в порядок по мере их возникновения в Цивилизации, и в таком же порядке через эти станции следует каждый отдельный индивид в течение своей жизни (что не исключает возможности застрять на первой приглянувшейся станции). Каждая парадигма — это больше степеней свободы, больший энергопотенциал, большая структурность (меньшая энтропия), больший горизонт времени и пространства. Впрочем, о горизонтах поговорим отдельно в другой раз — они того заслуживают.

 

Валерий Пекар

Февраль 2011