was successfully added to your cart.
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Автор статьи, Максим Цепков, так говорит о себе: «Я — соучредитель компании CUSTIS, в которой работаю со дня основания (1996), в настоящее время — главный архитектор дирекции развития решений. Занимаюсь проектированием корпоративных и банковских систем. Верю, что автоматизация дает новые возможности для развития и, создавая ИТ-системы, мы открываем путь прогрессу и делаем мир лучше. Активно учас
твую в жизни ИТ-сообщества — работаю в программных комитетах конференций SECR и Analyst Days, регулярно выступаю на различных площадках».

 

Одни и те же слова, особенно касающиеся ценностей, имеют различный смысл и значение в разных культурных паттернах, и в результате мысли и идеи могут быть интерпретированы по-разному и сделаны выводы, которые совершенно не предполагал говорящий, вплоть до противоположных. Спиральная динамика дает ориентиры в этом многообразии смыслов, позволяя различать струны, соответствующие разным уровням. И если струна собеседника не созвучна твоей струне – опознать ситуацию, оценить возможное непонимание и в коммуникации попробовать переключить собеседника на свою струну – или переключиться на его.

По опыту объяснения Спиральной динамики я знаю, что это звучит очень абстрактно, а вовсе не как практический прием коммуникации, но после объяснения на примерах – становится гораздо более понятным в практическом залоге. У меня есть некоторое количество таких примеров из сферы бизнеса в статье Краткое описание уровней Спиральной динамики, я их рассказываю на конференциях чтобы дать быстрое введение в систему для тех, кто сталкивается впервые –таких обычно большинство. А в этой статье речь пойдет о сфере общественного блага, а если более конкретно – блага для города. Разговор об этом возник в ходе обсуждения Спиральной динамики на одной из конференций, и я хочу поделиться примерами, которые там возникли. И так, как звучат струны разных уровней Спиральной динамики в представлениях о благе города?

На первый взгляд, вопрос о том, что есть благо для города – очевиден: чистый город, удобные для жителей улицы, парки и скверы, хорошее жилье, благоустройство и здоровая экономика. Какие тут могут быть разночтения? Однако, как мы знаем из жизни, когда речь заходит об оценке конкретных проектов, то часто разгораются жаркие дискуссии по их осуществлению, участники которых интерпретируют благо города совершенно по-разному, потому что в их рассуждениях звучат разные струны Спиральной динамики. Основное различие касается представления о целях, предназначении города: для чего или для кого он существует?

Наиболее распространенный в общественном сознании ответ — город существует для людей, и прежде всего для тех, которые в нем живут. Это звучит струна зеленого уровня, который для большинства людей сейчас дает образ будущего. При чем в нашей стране с этим ответом связаны не только современные коннотации, но и многочисленные образы светлого будущего, наработанные в советском прошлом. Однако, когда мы говорим не только о жителях города, но и для приезжих, то возникает некоторый диссонанс. Зеленая струна говорит, что приезжие – тоже как часть человечества, и пока они находятся у нас – они тоже жители города, пусть временные. И относиться к ним стоит толерантно, принимая культурное многообразие как должное. Во всяком случае до тех пор, пока приезжие не наносят явного вреда нашим ценностям и нашей жизни.

А вот как быть с теми, кто явно не со-культурен и отличается? Здесь часто начинают звучать фиолетовые струны, которые приветствуют только принадлежащих своей группе, говоря, что остальные должны перестроиться, приспособиться к городу и его традициям, если хотят жить в городе. И это часто можно слышать в общественных дискуссиях. При этом, говоря о традициях города, часто еще и выделяют какой-либо одну конструкцию ценностей, например, русские народные или уклад конца 19 века. Или наоборот, апеллируют к советским традициям счастливых городов, показанных во многих фильмах, считая их правильными и уместными в наше время. А некоторые берут за образец какие-либо западные традиции организации города, быть может воспринятые в детстве из литературы, быть может это образ современного городом с хорошей экологией, велосипедными дорожками и другими подобными атрибутами. Вот это выделение только одного превалирующего образа, который полагается разделяемым большинством людей – явный признак фиолетовой струны, выделения своего племени, независимо от самого образа.

Зеленая же струна говорит о том, знает, что люди – различны, и необходимо строить многоoбразный город, удобный для самых разных жителей и для приезжих. И это – прекрасно. Однако, понятно, что в ряде случаев невозможно найти решения, хорошего для всех, кто-то оказывается ущемленным. Например, при точечной застройке – одни люди получают жилье близко к центру города, а другие –  оказываются без удобной зеленой площадки для детских игр и прогулок. И консенсуса между этими людьми достичь не получается. Зеленая струна в этом случае апеллирует к общечеловеческим ценностям, в приведенном примере, вероятно, сыграют экологические ценности и точечная застройка будет отвергнута, и кому-то придутся жить на окраинах.

Совершенно иначе звучит синяя струна. Город существует не сам по себе, а является частью страны, и его жители должны выполнять определенные функции. А город должен быть организован так, чтобы эти функции выполнялись наиболее эффективно. Именно так строились города в Советском Союзе – вокруг заводов, или как административные центры сельскохозяйственных районов. И не только в Советском Союзе – индустриальные промышленные города широко распространены на Западе, а в Бразилии была с нуля построена новая столица страны, город Бразилиа. Примеры таких городов есть и во многих фантастических книгах 1960-х, например, у Хайнлайна. А еще раньше, в конце 19 века, многие владельцы заводов совершенно искренне строили так районы для своих рабочих. Часть из которых является прогрессивными и по современным меркам – в них были организованы школы, больницы и другие социальные структуры, и парки для прогулок тоже, ведь польза прогулок на свежем воздухе для эффективной работы уже тогда была научно обоснована. И те жители. которые находятся в резонансе с синей струной, в таких городах будут счастливы, Потому что в этом паттерне именно смысл жизни заключается в выполнении функции, которую человек выбирает: он становится ученым, учителем, слесарем, водителем – а затем выполняет эту функцию, получая радость.

Звучание синей струны, соответствие города своему назначению в стране, представляется очень разумным. До тех пор, пока она не начинает звучать в диссонансе с зеленой, пока жителям не начинают объяснять, что ради эффективности выполнения городом своих функций жители не должны отказаться от каких-то своих ожиданий. Например, отказаться от школ или больниц в небольших городах, потому что государство не может позволить себе такое бюджетное время. В этих случаях диссонанс проявляется очень отчетливо. И в этих случаях для конструктивной дискуссии полезно попробовать вывести тех, кто говорит на синей струне в другие шаблоны, заставить зеленую струну зазвучать в их разуме вместе с синей, чтобы они их согласовали у себя внутри.

Соответствие города своей функции проявляется не только в синей струне, но и в красной. И разница тут будет в тоне говорящего. Красная струна — индивидуальна, и говорящий не мыслит терминами определенного места города в стране, не ориентируется на встраивание его в структуру, а является лидером, который эту функцию постулирует. Нью-Васюки, не как мем, а как история в романе – это типичный проект лидера, и он – найдет поддержку. Впрочем, если харизматичный автор идеи или проекта верно угадал, то город может оказаться достаточно эффективным. Но вот вопросы счастья жителей его интересуют очень слабо, его гораздо больше интересует собственное лидерство в проекте. В дискуссии проект не обязательно может представлять автор, это может быть кто-то из его сторонников, увлеченных проектом, а красная струна будет проявляться в аргументах, которыми проект обосновывается. И здесь тоже и для понимания идей и предложений, и для конструктивной дискуссии полезно попробовать пробудить в говорящем другие струны, синюю или зеленую, чтобы эти аспекты тоже проявились в обсуждении.

Полная противоположность красной струне является бежевая. В общественных дискуссиях ее можно услышать не так часто, обычно люди предпочитают не высказываться. Однако, бывает, что человек попадает в ситуацию, когда он должен высказаться о том, в чем не считает себя компетентным. И он пытается сохранить максимальную неопределенность точки зрения, придумать конструкцию, удовлетворяющую всех, какой-бы эклектичной она не казалась. Но вот основой всех этих рассуждений будет не искреннее принятие многообразие интересов, а страх, что игнорирование чьих-либо интересов нанесет ущерб безопасности самого говорящего. В общественных дискуссиях звучание бежевой струны необходимо выделять, потому что на мнение говорящего просто нельзя опираться – на самом деле, у него нет своего мнения и он просто пытается угадать правильный ответ.

Оранжевая струна в городских проектах и обсуждениях звучит интересно. Это предпринимательство и инициатива, реализуемая обычно частным образом, отдельной инициативной группой и не скованная государственной организацией. Однако, для конкретных проектов в сферах, где государственное регулирование значительно, таких как образование, медицина или, например, коммерческая реструктуризация старой городской застройки, необходимо совместное действие. Особенность в том. что оранжевая струна непременно предполагает выгоду для инициаторов проекта, и это часто резко диссонирует с зеленой и синим струнами. И зная это, о собственных интересах и выгоде часто предпочитают умалчивать, но в современном открытом мире это неизбежно становится известно. приводя к скандалам и обвинениям. Между тем, если вознаграждение не только за дела, но и за идеи и инициативу в целом является справедливым и полезным, и способствует тому, что инициатив становится много. И сейчас мы видим большое распространение социальных проектов или проектов развития предпринимательства и свободной инициативы, основанных на совместном звучании оранжевого и зеленого. Что, конечно, не отменяет теневых аспектов, связанных с получением чрезмерного и несправедливого вознаграждения инициатору без принесения общественной пользы — но такие тени есть у каждого цвета.

Так мы постепенно дошли до старших уровней Спиральной динамики. Желтый уровень развивается из зеленого, и представления о благе у него схожие. Однако, если на зеленой струне преимущественно звучат глобальные бесконечные мелодии, типа улучшения экологии или образования, то на желтой струне звучат небольшие мелодии-проекты, приносящие конкретный результат. То есть благом является не просто продвижение, очередной шаг в направлении к ценностям, а нечто созданное и функционирующее лучше, приносящее пользу. И поскольку человек движется к конкретному результату. у него гораздо меньше проблем с поиском консенсусного решения. Фактически, консенсус принимается им только относительно общего целеполагания людей города. А дальше он соотносит с целеполаганием свой замысел и принимает решение.

О проекте широко информируются окружающие, мнения — выслушиваются и принимаются во внимание. Но насколько они повлияют на решение – он решает самостоятельно. Люди могут высказываться о том, что его проект – не самый лучший, что больше пользы было бы от другого проекта. Если они его убедят – он может присоединиться к другому проекту. Или остаться реализовывать свой, потому что ему именно такой вариант нанесения пользы приносит больше удовлетворения. Желтый уровень – индивидуален и признает за каждым право наносить пользу тем способом, который кажется наиболее подходящим и приносит больше удовлетворения.

Единственные требования – польза должна быть сообразна общему целеполаганию, и не нести с собой вреда. Когда мы строим школу, мы занимаем место потенциальных прогулок. Но это — абстрактный вред, и он не является существенным возражением. Существенные возражения указывают на персонифицированный вред, который заявлен конкретным человеком. Принцип информирования позволяет каждому человеку подумать о потенциальном вреде и высказать возражения. Но дальше он должен быть готов к сотрудничеству для поиска компромиссного варианта. Позиция критика, высказывающего лишь то, что  «этот вариант мне тоже не нравится» не признается конструктивной и достойной уважения. Такая жесткость не всегда понимается и принимается людьми, находящимися на зеленом уровне. Однако, Фредерик Лалу в своем исследовании механизмов бирюзовых организаций выявил именно эти механизмы, и именно они позволяют организациям идти к цели. А город – это тоже организация.

Стоит отметить, что организаторы публичных обсуждений законов в России, в частности закона об образовании, пришли к тому же. В первых попытках принимались любые замечания, и было совершенно непонятно, что с ними делать, потому что подавляющее количество носило отрицательный характер. И тогда решили принимать не возражения против каких-то положений, а альтернативные варианты. Они обсуждались и конкурировали друг с другом. Эта система сработала. И, что интересно, из обсуждения закона об образовании достаточно быстро ушли многие многие политические силы и, что было неожиданно, большинство учителей. Оказалось, они не готовы думать и выдвигать  альтернативы. А вот родители, которым не безразлична судьба своих детей к конструктивному диалогу и поиска компромисса оказались готовы и вносили свой вклад.

В целом музыку желтой струны можно сравнить с импровизацией в небольшой группе, где каждый вносит свой вклад в общую мелодию.

И в заключении — про бирюзовый уровень. На нем небольшая группа желтого должна превратиться в оркестр, но не играющий монументальное произведение, а тоже импровизирующий. О таком сложно писать, потому что уровень только формируется. Хотя такие люди есть, и некоторые из них, наверное, могут оказаться чиновниками городского управления. Или стать такими. Для бирюзового уровня я вижу два прототипа, из которых надо сделать симбиоз. Одна – визионерская картина города будущего, которую излагает Джереми Рифкин в книге «Третья промышленной революции», когда он описывает проект для развития Рима. Конструкция описана верно, однако она слишком спроектирована, то есть, говоря в терминах уровней, мы имеем элементы города зеленого уровня, соединенные в единый проект средствами, которые предоставляет синий. И для бирюзового этой конструкции явно не хватает элементов эволюционного развития. Другой прототип интереснее, это инновационные кластеры, такие как европейский кластер ELAT, объединяющий Эйндховен, Левен, Аахен. Интересно, что он объединяет города и университеты в трех странах, расположенные рядом, планирующие развитие независимо, но скоординировано. И включенные в программы развития соответствующих стран, каждый в свою и своим образом. А еще — кооперирующиеся с другими инновационными кластерами по всему миру в ряде проектов, взаимодействующие и сотрудничающие с корпорациями в научных исследованиях, порождающие множество стартапов. Все это действует на основе существующей городской инфраструктуре, поэтому там нет такого количества элементов города будущего, как в визионерской картине Рифкина, зато есть сложные механизмы координации и кооперации эволюционного развития, которое не управляется централизованно, наоборот, двигателями ряда проектов являются индивидуальные ученые или небольшие команды, реализующие свои идеи. И находящие в этом свое счастье. В то время как другие люди находят счастье в том, чтобы организовывать функционирование такого сложной конструкции.

А закончу эту статью картинкой, иллюстрирующей основные положения об общественном благе на разных уровнях.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.
  • Савунов Василий

    Все это замечательно, только если в бирюзовый город приедет значительное количество людей красной или фиолетовой струны, то бирюзовость не сможет выстоять никак. Хороший пример показан в старом фильме из 90х «Разрушитель», где замороженный на много лет преступник-беспредельщик рвет в клочки бирюзовую реальность будущего.